February 3rd, 2003

owl

Закрыть тему

Уже достали шизоидные рассуждения о слишком большом проценте евреев среди деятелей революции.

Процент действительно большой, что говорить. Но он имеет исключительно простое объяснение, которое воспроизвожу по Виктору Шкловскому, "Сентиментальное путешествие" (речь идет о Юго-Западном фронте, лето 1917 года, перед "наступлением Керенского".)

"Судьба нашего офицерства глубоко трагична. Это не были дети буржуазии и помещиков, по крайней мере, в своей главной массе. Офицерство почти равнялось (...) всему тому количеству хоть немного грамотных людей, которое было в России. Все, кого можно было произвести в офицеры, были произведены. Грамотный человек не в офицерском костюме был редкость, писарь - драгоценность. Иногда приходил громадный эшелон (с солдатами - Ф.), и в нем не было ни одного грамотного человека, так что некому было прочесть список.

Исключение составляли евреи. Евреев не производили (в офицеры; это было категорически запрещено - Ф.) Поэтому в армии очень большая часть грамотных и более или менее развитых солдат - оказалась именно евреями. Они и прошли в комитеты (солдатских депутатов - Ф.) Получилось такое положение: армия в своих выборных органах имеет процентов сорок евреев на самых ответственных местах и в то же время остается пропитанной самым внутренним, "заумным" антисемитизмом и устраивает погромы."

А ненависть нижних чинов к офицерам была такая, что офицер не имел никаких шансов пристроиться к новой жизни. Офицеру единственная дорога была сначала к белым, потом в Константинополь. Кроме разве что свежеиспеченных прапорщиков из гимназистов, которых тоже могли избрать в солдатский комитет - и их тоже оказалось не так уж мало.

Вот и все объяснение. В комитеты солдатских депутатов вошло до половины евреев, в этом проценте они и вошли в новую власть.