August 28th, 2004

owl

пришло в голову,

что пресловутые индийские программисты должны говорить на настоящем British English, поскольку дома учились в школах старой британской традиции, и наверняка не в худших школах.

Интересно, им это не мешает делать карьеру в США? :-)
owl

концептуальное

Разбирая второй ряд книг в шкафу, обнаружил фурмановского "Чапаева".

Подумал и поставил рядом с "Чапаевым" пелевинским.
owl

пелевин как соцреалист

Представим себе, как выглядел бы рядовой соцреалистический роман на сюжет "Омона Ра".

Ясно как, благо жанр типовой. Начало то же: неустоявшийся юноша мечтает о мире высокой техники, авиации-космонавтике, как антитезе повседневной жизни, которую он ненавидит и презирает. Потом он так же поступает в летное училище, знакомится с хорошими ребятами и мудрыми наставниками, и эта сверхчеловеческая дурь у него из головы постепенно выветривается. И в конце концов он, пройдя через несколько кругов совершенствования личности, действительно летит в космос, глубоко осознав к тому времени, что простые советские люди, строители коммунизма - прекраснее и важнее всех технологических чудес.

Очевидно, что пелевинский текст - просто формально построенный негатив с этого типового соцреалистического романа.

Причем романа-то этого никто и даром бы читать не стал...

:-))
  • Current Mood
    Остапа несло
owl

глубокомысленное

Монте-Кристо не мстит - он страдает.

(с) идея жанра - otte_pelle совместно с А.С.Пушкиным :-)

Кстати о монтекристах, как-то пришло в голову: кто вообще мог допустить роман, где высшие должностные лица Франции (генпрокурор, генерал и пэр, крупный банкир) - сплошь мерзавцы, подвергающиеся позорному разоблачению?

Потом решил, что просто-напросто действие происходит до революции 1848 года, а роман написан после, так что на сброшенный режим можно было клепать как угодно.

Ан нет. Оказывается, роман выходил в 1844-45, а дело происходит лет за пять до того (Дантеса посадили в 1815, сидел он двадцать лет, потом еще осваивался после побега). То есть клевета на существующий строй налицо. И, поскольку до революции было еще далеко, власть заведомо имела власть окрыситься на автора. Но не окрысилась.

Уважаю французов!