July 3rd, 2012

owl

социальное

Рассказ о внутренних ритмах времени на примере советского кинематографа, очень интересно:

XX съезд КПСС, весна 1956 года. Естественно предположить, что Никита Сергеевич (объявивший там о реабилитации заключенных и пересмотре предыдущей истории Советского Союза) там же дал отмашку кинематографу, и тогда только стали появляться фильмы «про это». Однако фильмы «по отмашке» выглядели откровенно неуклюже. А вот фильм, который действительно созвучен по духу тому, что было сказано на XX съезде; про то, что нужно освободить человека и разрешить иметь ему свой собственный голос, появился раньше, где-то за полгода до XX съезда. Он был закончен, валялся и не выпускался, и XX съезд просто разрешил ему быть, что называется. Фильм предвосхитил и аккумулировал некие настроения, уже созревшие в обществе, независимо от того, были они потом озвучены с высокой трибуны или нет.
Более того, настроения, которые привели к проведению XX съезда – то, что нужно назвать клеветников клеветниками, по возможности набить им морду и вернуть тех, кто был изгнан по доносам клеветников, к нормальной жизни – это есть уже в картинах 1954-1955 годов, когда никаким XX съездом еще не пахнет.
[...]

1923-1924-й годы. У нас появляется фильм «Мистер Вест в стране большевиков», числится одним из начал нашего классического кино. А во Франции в 1923-м году Александр Волков со звездами нашего немого кино Мозжухиным и Лисенко делает авантюрную драму «Проходящие тени». Как вы понимаете, абсолютная чистота эксперимента в том смысле, что ни Кулешов о работе их группы, ни они о работе Кулешова знать не могут никак. Но сюжетные совпадения совершенно поразительные.
  • Current Mood
    optimistic optimistic