December 14th, 2013

owl

французское

http://gorod.afisha.ru/changes/kak-otnosyatsya-k-priezzhim-v-evrope/

Если поделить [парижский] регион на три части, то в первой — внутреннем ядре, собственно, в Париже и его центре, будет самый высокий уровень преступности, в том числе и этнической. При этом люди, которые тут живут, в большинстве своем абсолютно не кровожадны и совершенно точно не хотят, чтобы на улицах стало больше полиции. Город ощущает себя интеллектуальной столицей, и это позволяет горожанам относиться к этнической преступности с ноткой философии: «Мы живем в глобальном мире, это цена, которую приходится платить. Подумаешь, украли телефон, ничего страшного не произошло». Если же двинуться дальше в пригороды, особенно в северные и восточные, мы попадем в самые бедные и неблагополучные районы, где по статистике от преступников хоть раз пострадал каждый второй. Люди боятся ездить по вечерам на электричках, боятся отпускать детей одних, боятся заходить в подъезды. Разумеется, все они недовольны полицией, все хотят, чтобы везде стояли камеры наблюдения, — и их, в общем, можно понять. Но самое интересное, что совершенно зашкаливающий уровень ксенофобии обнаруживается у людей, обитающих еще дальше от Парижа, в богатых зеленых пригородах. Они живут в собственных домах и никогда не ездят на метро — и притом невероятно боятся иммигрантов, требуют еще больше полицейских на улицах, еще больше камер, еще более серьезных наказаний для преступников.

...после погромов в Лондоне в 2011 году британская полиция распространила фотографии подростков, грабивших магазины, с призывом помочь их найти. Для среднестатистического англичанина это дело безусловно достойное, но если бы подобное произошло во Франции, все были бы в шоке: как, им предложили на кого-то доносить!

...когда речь шла о неблагополучном квартале с высоким уровнем преступности, один архитектор предложил просто снести два здания и построить на их месте торговый центр — достаточно крупный, чтобы туда стали приезжать люди из соседних районов. И тогда подростки, раньше тусовавшиеся в подъездах, волей-неволей начали встречаться и взаимодействовать с людьми из более благоустроенного мира, и это само по себе постепенно поменяло их поведение. Не стоит недооценивать цивилизующее влияние торговых центров.
  • Current Mood
    optimistic optimistic
owl

животное

Кисе таки выпотрошили ухо. Теперь лежит, отходит от наркоза :-(

Upd. В процессе отхождения иногда начинает истошно орать. Перед соседями неловко :-(
owl

социальное

А кстати: у воспитателей советской эпохи на вопрос "Почему запрещено такое вроде бы безвредное деяние?" была стандартная отговорка "А что будет, если так поступят все?"

Тогда это воспринималось как демагогия - но проблема-то вполне осмысленная: допустим, некоторая деятельность практически безвредна, а то и полезна, пока ей почти никто не занимается; при минимальной массовости становится серьезной проблемой для всех остальных; и очевидно смертельно опасна для всех граждан, когда ей занимается, скажем, 20% населения. Интуитивно понятно, что в первом случае можно вообще ничего не делать, во втором - нужно вводить административные запреты, а в третьем - решительно криминализовать эту самую деятельность.

При этом, казалось бы, сущность самой деятельности не изменяется - так что с какой стати она из безобидного чудачества вдруг стала преступлением, невозможно объяснить иначе как из соображений общественной пользы. Каковое объяснение всегда считается сомнительным и неполноценным.

Кстати, и "золотое правило этики" тут не срабатывает: скажем, самый безобидный чудак, будучи спрошенным, хотел ли бы он, чтобы его привычки и нравы стали всеобщим законом, по совести должен ответить "нет", поскольку очевидно, что в результате все просто помрут от голода.
  • Current Mood
    curious curious